× Все пользователи могут создавать публикации на этом сайте! Пожалуйста, зарегистрируйтесь и создайте свою первую публикацию .
Поиск по публикациям

“Мы учились и приучали себя любить французов и немцев и всех, как будто те были нашими братьями, и несмотря на то, что те никогда не любили нас, да и решили нас не любить никогда. Но в этом состояла наша реформа, всё Петрово дело: мы вынесли из нее, в полтора века, расширение взгляда, еще не повторявшееся, может быть, ни у одного народа ни в древнем, ни в новом мире.

Допетровская Россия была деятельна и крепка, хотя и медленно слагалась политически; она выработала себе единство и готовилась закрепить свои окраины; про себя же понимала, что несет внутри себя драгоценность, которой нет нигде больше, – православие, что она – хранительница Христовой истины, но уже истинной истины, настоящего Христова образа, затемнившегося во всех других верах и во всех других народах. Эта драгоценность, эта вечная, присущая России и доставшаяся ей на хранение истина, по взгляду лучших тогдашних русских людей, как бы избавляла их совесть от обязанности всякого иного просвещения.

Мало того, в Москве дошли до понятия, что всякое более близкое общение с Европой даже может вредно и развратительно повлиять на русский ум и на русскую идею, извратить самое православие и совлечь Россию на путь погибели, “по примеру всех других народов”. Таким образом, древняя Россия в замкнутости своей готовилась быть неправа, – неправа перед человечеством, решив бездеятельно оставить драгоценность свою, свое православие, при себе и замкнуться от Европы, то есть от человечества, вроде иных раскольников, которые не станут есть из одной с вами посуды и считают за святость каждый завести свою чашку и ложку.

Это сравнение верно, потому что перед пришествием Петра у нас именно выработались почти точно такие же политические и духовные отношения к Европе. С Петровской реформой явилось расширение взгляда беспримерное, – и вот в этом, повторяю, и весь подвиг Петра. Это-то и есть та самая драгоценность, про которую я говорил уже в одном из предыдущих № “Дневника”, – драгоценность, которую мы, верхний культурный слой русский, несем народу после полуторавекового отсутствия из России…”.

Таким образом Ф. Достоевский оценил интернациональные и космополитические заслуги Петра I, но… – Ф. М. Достоевский:

“Ускорять же искусственно необходимые и постоянные исторические моменты жизни народной никак невозможно. Мы видели пример на себе, и он до сих пор продолжается: еще два века тому назад хотели поспешить и всё подогнать, а вместо того и застряли; ибо, несмотря на все торжественные возгласы наших западников, мы несомненно застряли.

Наши западники – это такой народ, что сегодня трубят во все трубы с чрезвычайным злорадством и торжеством о том, что у нас нет ни науки, ни здравого смысла, ни терпения, ни уменья; что нам дано только ползти за Европой, ей подражать во всем рабски и, в видах европейской опеки, преступно даже и думать о собственной нашей самостоятельности; а завтра, заикнитесь лишь только о вашем сомнении в безусловно целительной силе бывшего у нас два века назад переворота, – и тотчас же закричат они дружным хором, что все ваши мечты о народной самостоятельности – один только квас, квас и квас и что мы два века назад из толпы варваров стали европейцами, просвещеннейшими и счастливейшими, и по гроб нашей жизни должны вспоминать о сем с благодарностию…

К тому же наука есть дело всеобщее, и не один какой-нибудь народ в Европе изобрел ее, а все народы, начиная с древнего мира, и это дело преемственное. Со своей стороны русский народ никогда и не был врагом науки, мало того, она уже проникала к нам еще и до Петра. Царь Иван Васильевич употреблял все усилия, чтоб завоевать Балтийское прибрежье, лет сто тридцать раньше Петра. Если б завоевал его и завладел его гаванями и портами, то неминуемо стал бы строить свои корабли, как и Петр, а так как без науки их нельзя строить, то явилась бы неминуемо наука из Европы, как и при Петре… Петровская реформа, продолжавшаяся вплоть до нашего времени, дошла, наконец, до последних пределов. Дальше нельзя идти, да и некуда: нет дороги, она вся пройдена… Вся Россия стоит на какой-то окончательной точке, колеблясь над бездною”.
http://romankluchnik.narod.ru/3-3-09.htm

Эта публикация доступна на следующих языках:
Deutsch   English   Español   Français   Italiano   Русский  

Сообщить о нарушении


Мы отправили вам ссылку для активации Вашей учетной записи. Пожалуйста, обратите внимание
Ошибка Нравится! Не нравится! К сожалению, есть ошибка в запросе. Пожалуйста, обновите страницу. Сохранить комментарий Минимальная длина комментария 5 символов. Пожалуйста, обратите внимание Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий? Удалить комментарий Ссылка на комментарий Выделите и скопируйте эту ссылку: Сообщить о нарушении Описание проблемы или суть претензий: Если вы считаете, что эта страница нарушает правила нашего сервиса, сообщите нам об этом! Пользователь: Комментарий # Удалить все комментарии Пожалуйста, опишите суть претензий Бан пользователя Разблокировать пользователя Вы уверены, что хотите заблокировать данного пользователя? Вы уверены, что хотите разблокировать этого пользователя? После этого: Доступ к этому сообществу будет полностью закрыт для Вы можете разблокировать пользователя позже в настройках своего сообщества. Все публикации и комментарии, сделанные этим пользователем в вашем сообществе, также будут удалены. Количество просмотров и уникальных пользователей (когда читатель был более 20 секунд) Поделиться через фейсбук Поделиться на Twitter Выложить на Одноклассники Поделиться в ВКонтакте Поделиться в Google Plus Отправить через Viber Отправить через Telegram Копировать ссылку